Квентин Тарантино стал чаще публиковать тексты о кино. Вот что он пишет

Uncategorized

В начале 2020 года Квентин Тарантино стал чаще размещать тексты о кино на сайте своего кинотеатра New Beverly Cinema. В рецензиях режиссер не только разбирает фильмы, но и делится историями их создания и подробно рассказывает об их авторах.

Сейчас на сайте можно прочесть более 20 материалов. Большая часть посвящена малоизвестным фильмам и даже эпизодам телевестернов. В фокус внимания Тарантино также попали азиатские боевики, низкобюджетные хорроры и работы известных режиссеров вроде Дона Сигела и Питера Богдановича.

«Побег из Алькатраса»

Пятый и последний фильм, объединивший Клинта Иствуда и культового режиссера Дона Сигела. Название ленты отсылает к известной тюрьме на острове в заливе Сан-Франциско, в ней же происходят основные события. Алькатрас был самой охраняемой тюрьмой в США, и побег из нее долгое время считался невозможным. Этот миф был развенчан в 1962 году тремя заключенными, которые под покровом ночи улизнули из-под носа у охраны. Одного из них, Фрэнка Морриса, сыграл Иствуд.

Тарантино считает, что в фильмах Сигела потрясающие экшен-сцены. В качестве примеров он вспоминает финальную перестрелку из «Мадигана», потасовку в бильярдной из «Блефа Кугана» и угон автобуса в «Грязном Гарри». Квентин признается, что более размеренный «Побег из Алькатраса» полюбил не сразу. В 17 лет фильм показался ему слишком пресным, но с пересмотром он убедился, что это самый выразительный с кинематографической точки зрения фильм Сигела.

Отдельно Тарантино хвалит Иствуда. По его мнению, в лентах Сигела актер выделялся харизматичными ролями, и «Побег из Алькатраса» не стал исключением. «Сцена, в которой голый Иствуд идет по коридорам Алькатраса, снята очень красиво и кинематографично. Сомневаюсь, что он доверил бы такой образ другим режиссерам, с которыми тогда работал», — пишет Тарантино.

«Якудза»

Фильм Сидни Поллака особенно важен для карьеры Пола Шредера. Именно с «Якудза» автор «Таксиста» и «Дневника пастыря» дебютировал в Голливуде как сценарист. В центре истории — сыщик Гарри Килмер, который выходит на след японской мафии, чтобы спасти дочь своего друга.

Тарантино отмечает, что во время работы Шредер опирался на японскую культуру. Результатом стала, например, кровавая сцена в финале, где вооруженный мечом Кен Танака разделывается с мафией. Далее Тарантино пишет, что японские традиции можно заметить и в финале «Таксиста». Перед приходом полиции Трэвис Бикл едва не сводит счеты с жизнью, и этим эпизодом Шредер отсылает нас к самурайскому кодексу бусидо. «Для Пола это было что-то вроде смерти самурая с честью», — приводит Тарантино слова режиссера Мартина Скорсезе.

Возвращаясь к «Якудза», режиссер хвалит работу Роберта Митчема, отмечая, что у Поллака актер смотрится намного выигрышнее, в чем в других фильмах, где, как считает режиссер, он «играет дерево». «Сцена с отрезанием пальца — один из лучших финалов среди фильмов того времени для меня. А также, наверное, главная актерская сцена в карьере Митчема», — заключает Тарантино.

«Мишени»

Первый фильм Питера Богдановича сосредоточен на двух героях — известном актере Байроне Орлоке, который вот-вот завершит карьеру, и Бобби Томпсоне, ветеране вьетнамской войны, который коллекционирует оружие. Их судьбы пересекаются в финале, где Томпсон открывает огонь по посетителям кинотеатра из снайперской винтовки.

Тарантино называет «Мишени» одним из лучших американских фильмов, поднимающих вопрос контроля оружия. «Это не триллер со спрятанным внутри социальным комментарием, это социальный комментарий, в котором спрятан триллер», — пишет режиссер. Особое внимание Тарантино уделяет истории создания фильма. В начале карьеры Богданович работал режиссером второй группы у Роджера Кормана и однажды получил от него задание. Ему нужно было взять 20 минут из хоррора «Террор», отснять дополнительный материал и смонтировать из всего этого новый фильм.

Богданович решил актуализировать задумку. Вместо того чтобы пугать зрителя очередным вампиром или призраком, он показал сложного человека, раздираемого внутренними демонами.

«Монстром в этом фильме был не парень по соседству. Это был монстр, который скрывается внутри парня по соседству. И „Мишени“ — фильм о том, что происходит, когда он больше не может сопротивляться монстру», — объясняет Тарантино.

«Иногда великая идея…»

Экранизация одноименного романа Кена Кизи рассказывает о семье Стэмпер, клане лесорубов из Орегона. После того как местный профсоюз объявляет забастовку лесозаготовительным компаниям, Стэмперы отказываются ее поддерживать и вскоре отдаляются от простых работяг.

В начале рецензии Тарантино рассказывает о режиссерском видении Пола Ньюмана. По его словам, тот всегда хотел снимать эмоциональное кино, которое зритель воспринимал бы как тяжелое испытание, а не развлечение. Изначально ленту должен был ставить Ричард А. Колла, но, как пишет Тарантино, Ньюман уволил его из-за творческих разногласий, после чего сам занял режиссерское кресло. На момент конфликта съемки шли уже пятую неделю.

Перейдя к самому фильму, Тарантино выделяет два главных достоинства. Во-первых, он был глубоко восхищен Майклом Саразином. К тому моменту у него была всего одна заметная роль, но, по мнению Тарантино, в «Иногда великая идея…» он не терялся на фоне Ньюмана, который в 1970-е был достаточно популярен и имел пять номинаций на «Оскар».

Отдельный абзац посвящен сценам вырубки лесов, снятым вторым режиссером Майклом Д. Муром. «Они подробно объясняют, кто такие Стэмперы. Как говорит Ньюман Саразину про их ремесло: „Это трудная и не очень веселая работа, но справляемся мы с ней отлично“», — объясняет Тарантино. В то же время режиссер критикует развитие отношений между Стэмперами, которое он считает неубедительным. Кроме того, Ньюман, по его мнению, напрасно оставил ряд важных эпизодов книги за кадром.

«Лорды Флэтбуша»

Один из первых фильмов в карьере Сильвестра Сталлоне. В центре истории — четверо подростков из Бруклина, которые воруют автомобили, играют на деньги в бильярд и пытаются наладить личную жизнь.

Тарантино вспоминает, что с выходом «Американских граффити» Джорджа Лукаса в 1973 году Америку накрыла волна ностальгии по 1950-м. В эфирах радиостанций стали чаще звучать хиты той декады, а в магазинах вырос спрос на плакаты с Джеймсом Дином. Тогда же телевидение заполонили сериалы, вдохновленные «Американскими граффити». Одним из таких был ситком «Счастливые дни», где роль Фонзи, любителя мотоциклов и кожаных курток, исполнил Генри Уинклер.

Во время продвижения «Лордов Флэтбуша» в Columbia Pictures решили сыграть на популярности Фонзи и выпустили, по мнению Тарантино, один из лучших рекламных роликов в истории, сделав акцент на герое Уинклера. Несмотря на то, что у него была далеко не главная роль, трюк сработал, и фильм стал хитом.

Далее Тарантино упоминает склоки между Сильвестром Сталлоне и Ричардом Гиром, изначально утвержденным на роль одного из хулиганов. В конце концов дело дошло до драки, и вскоре Гир был уволен из фильма, а на его место позвали Питера Кинга. Режиссер также признается, что именно «Лорды Флэтбуша» познакомили его с эстетикой независимых фильмов о Нью-Йорке. Уже после них он посмотрел «Таксиста», «Злые улицы», «Подружек» и «Осколки».

Квентин Тарантино по-прежнему намерен завершить карьеру после десятого фильма. Подробностей картины пока нет. В ближайшие годы режиссер займется тремя проектами: поставит пьесу, выпустит роман о ветеране, который разочаровался в кино, и снимет пятисерийный спин-офф «Однажды в… Голливуде».

Недавно Тарантино стал гостем подкаста Pure Cinema, где признался, что размышляет над новеллизацией «Однажды в… Голливуде».

Подписывайтесь на канал КиноПоиска в Telegram, чтобы быть в курсе всех самых важных новостей из мира кино и сериалов.

Source

Sharing is caring!

Leave a Reply